Сколько в россии инвалидов

Эксперты КГИ предложили реформу системы господдержки инвалидов :: Политика :: РБК

Сколько в россии инвалидов

Одна из основных проблем, которая есть у людей с инвалидностью, — трудоустройство. По данным Росстата, за период с 2013 по 2018 год численность работающих инвалидов сократилось на 700 тыс. — с 2,34 млн до 1,64 млн. Всего в России 12,1 млн инвалидов. О малом количестве трудоустроенных инвалидов говорят и данные опроса. Только 4% людей работают или учатся в коллективе с инвалидами.

В Министерстве труда и соцзащиты не уточнили, почему уменьшилось количество работающих инвалидов, но сообщили РБК, что ведомство работает над пакетом документов, который должен повысить уровень занятости людей с ограниченными возможностями здоровья.

«Проведение эксперимента с целью совершенствования регулирования вопросов установления и выполнения квоты для приема на работу инвалидов в рамках пилотного проекта рассчитано на пять лет — с 1 января 2020 года до 31 декабря 2025 года.

«Пилотными» регионами выбраны Якутия, Воронежская, Орловская, Свердловская и Тверская области. В рамках «пилота» предусмотрены средства на создание рабочих мест для инвалидов и их профессиональное обучение.

Также министерство готовит поправки в КоАП, чтобы усилить ответственность работодателей за неисполнение квоты по приему на работу людей с ограниченными возможностями здоровья.

Материальные проблемы и неуважение

Одной из основных проблем инвалидов и их семей остается трудное материальное положение, замечают авторы доклада. По данным опроса Левада-центра, у 28% таких семей едва хватает денег на питание и одежду. Для сравнения, среди населения в целом таких семей 21%. Средний ежемесячный доход семьи, в которой есть люди с инвалидностью, составляет около 37 тыс. руб., а обычной семьи — 41 тыс. руб.

Об ущемлении прав, дискриминации, неуважительном отношении говорит каждый пятый респондент с ограничениями по здоровью. В обществе, делают вывод авторы исследования, эту проблему понимают, потому что ее назвала и одна пятая здоровых респондентов.

«Однако степень погружения в жизнь людей, страдающих физическими или психическими ограничениями здоровья, сочувствие и готовность участвовать в решении таких проблем пока остается невыраженной и требует дальнейшего рассмотрения», — подчеркнули в КГИ.

По мнению авторов исследования, дистанцирование от инвалидов открыто не выражается, но косвенно проявляется в аргументации о необходимости раздельного обучения здоровых детей и детей с ограниченными возможностями. Готовность одобрить совместное обучение детей с разными физическими характеристиками выразили 46%, сегрегированное обучение в той или иной форме поддержали 48%.

В то же время совместно работать с инвалидами готовы 68%, 25% респондентов считают необходимым создание раздельных рабочих мест. Авторы доклада связывают такое расхождение с тем, что забота о благополучии своих детей — одна из предельных ценностей в современном российском обществе. «Латентные предрассудки в данном случае быстрее выходят на поверхность», — отмечают эксперты КГИ.

При этом большинство респондентов на вопрос, какие чувства вызывают у них и среди их окружения люди с ограниченными физическими возможностями, инвалиды, дети с ДЦП, «колясочники» и другие категории граждан с проблемами здоровья, говорят о сочувствии им — своем (76%) и других (57%).

«Эта первая реакция на человеческое страдание или невозможность вести полноценную личную и общественную жизнь чрезвычайно важна, она говорит о том, что в нашем обществе утвердилась норма гуманного отношения к другим, подобным себе, но лишенным целого ряда возможностей пользоваться теми благами, которые доступны здоровым людям». — считают эксперты КГИ.

Четверть опрошенных россиян (24%) считают, что государство исполняет свои социальные обязательства перед инвалидами; почти столько же (23%) полагают, что власти практически ничего не делают в этом отношении. Но основная масса — почти половина опрошенных (48%) — склонна полагать, что «что-то делается, но этого явно недостаточно».

Система медико-социальной экспертизы и реабилитации инвалидов в стране нуждается в «радикальном реформировании», полагают в КГИ.

Так, в комитете отмечают, что практикующие врачи по медико-социальной экспертизе не знают положений Международной классификации функционирования, ограничений жизнедеятельности и здоровья и не умеют ее применять.

Они руководствуются Международной классификацией болезней десятого пересмотра (1990 года). Из-за этого классификация и критерии установления инвалидности и оценки ограничений не в полной мере соответствуют международным подходам.

Директор московского Центра паллиативной помощи, учредитель фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер также полагает, что систему необходимо менять.

«Система медико-социальной экспертизы и Фонда социального страхования совершенно себя изжила. Они работают и против системы социальной защиты, и против человека. Порой кажется, что в них все проблемы и упираются.

Это, конечно, не так, но они вне системы. Они сами в себе и сами для себя. Они точно не для людей», — указала она.

Функции, которые выполняют учреждения медико-социальной экспертизы (МСЭ), дублируют функции других организаций социальной сферы, также указывают в КГИ. Так, МСЭ проводят обследования на основе оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функций организма, но этим же занимается врачебная комиссия в лечебных учреждениях

Кроме того, уверены в КГИ, кадровая структура учреждений МСЭ не соответствует ее целям и задачам. В состав типового бюро медико-социальной экспертизы входят три врача, из которых только один — специалист по МСЭ. Следовательно, заключение принимается одним человеком, что зачастую необъективно.

Другие проблемы — записи специалистов для индивидуальных программ реабилитации носят формальный характер, доступность услуг МСЭ, сложная процедура обжалования экспертных решений МСЭ, коррупция в системе, неразвитый рынок помощи инвалидам, несоответствие пособий и необходимых расходов, которые возникают из-за проблем со здоровьем.

Эксперты КГИ делают вывод, что необходимо передать МСЭ из системы Минтруда в систему здравоохранения, создать на ее базе научно-практический центр по медико-социальной экспертизе и реабилитации инвалидов, возложить функции по установлению инвалидности на врачебные комиссии, добавить в национальный проект «Здравоохранение» раздел, посвященный профилактике инвалидности.

В Минтруде не согласились с выводами КГИ, что систему необходимо менять.

В ведомстве заявили РБК, что за последние пять лет был разработан ряд документов, «применение которых позволило значительно уменьшить субъективные оценки экспертов учреждений медико-социальной экспертизы при рассмотрении вопросов, связанных с установлением инвалидности, и повысить прозрачность и проверяемость принятых решений».

Авторы: Полина Звездина, Евгения Кузнецова

Источник: //www.rbc.ru/politics/28/05/2019/5ce817c49a7947a6a52b8f2f

На самом деле в России 40 млн инвалидов

Сколько в россии инвалидов

Министерство труда РФ оценивает целевую группу социальной политики в отношении инвалидов как 40 млн человек, относя к ним все маломобильные группы граждан нашей страны. От региона к региону люди отмечают невозможность просто выйти из дома, настоящая мобильность им только снится. Директор благотворительного фонда «Православие и мир» Евгений Глаголев – об одном интересном исследовании.

Евгений Глаголев

В этом году вышло исследование Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) под названием «Инвалидность и социальное положение инвалидов в России», и это событие прошло незамеченным.

Кажется, только в одном СМИ было упоминание, и наткнулся на него я случайно.

Между тем, на 256 страницах этого трехлетнего труда сотрудников академии находится очень важная информация, которую полезно было бы узнать широкому кругу людей, а не только специалистам.

Авторов интересовали конкретные данные о реальном социально-экономическом положении инвалидов в России, проблемы сбора и анализа информации и эффективность работы государства в этой области.

Основная часть работы построена на глубоких социологических опросах, проведенных Институтом социального прогнозирования и анализа РАНХиГС в течение трех лет: с 2014 по 2016 год, причем в опросе участвовали сами инвалиды и их родственники.

На выходе были получены данные, которые крайне важны для всех нас, ведь исследование вскрывает существенные проблемы в социальной политике государства, основанные на конкретных цифрах.

В 2006 году Россия подписала, а в 2012 году ратифицировала Конвенцию о правах инвалидов, принятую Генеральной ассамблеей ООН. На сегодняшний день этот документ подписан и ратифицирован подавляющим большинством стран в мире. Ратификация подразумевает, что наше государство должно привести внутреннюю социальную политику в отношении инвалидов в соответствие с международными нормами.

С 2011 года в нашей стране наметились большие сдвиги: изменение законодательства, принятие новых норм, реализация проекта «Доступная среда».

В том числе создан специальный сайт с открытой информацией о количестве инвалидов в России: если на момент исследования в стране было 12,5 млн инвалидов, то по информации из «Федерального реестра инвалидов» на момент написания этой статьи их насчитывается значительно меньше – 11,5 млн человек.

Казалось бы, мы видим существенное снижение количества инвалидов и это должно вселять в нас уверенность, что у нас в стране все хорошо с профилактикой инвалидности, но давайте внимательно посмотрим на цифры и то, что за ними стоит.

Международная классификация функционирования, инвалидности и здоровья (МКФ) легла в основу определения инвалидности в мировом сообществе. Функционирование – ключевое понятие классификации и рассматривается на трех уровнях: организм (функции и структуры организма) – человек (активность, выполнение задач и действий) – общество (инклюзия и вовлечение в жизнь).

Инвалидность в соответствии с МКФ – нарушение или ограничение функционирования на одном и более из этих трех уровней.

Кроме того, исследователи выявили глубочайшие проблемы в сборе информации об инвалидах и их положении в нашей стране и пришли к выводу, что в целом федеральное статистическое наблюдение не дает возможности решить ни одну из задач сбора данных об инвалидности, включая главную из них – оценку благополучия и равенства возможностей инвалидов.

Например, в таких странах, как Англия или Германия, есть понятие «зарегистрированной инвалидности», когда человек обращается за получением официального статуса инвалида, но при этом проводятся постоянные опросы и выявляются люди, имеющие функциональные ограничения здоровья, и в общие статистические данные о количестве и положении инвалидов в этих странах попадают не только зарегистрированные инвалиды, но и те, кто имеет ограничения здоровья, но не имеет официального статуса.

Понимать это важно и для того, чтобы определять качество и уровень здравоохранения в стране, нагрузки на работу социальных служб, но в первую очередь для того, чтобы адекватно оценивать количество инвалидов России, особенно когда Министерство труда заявляет о том, что снижение количества инвалидов в стране не связано с работой медико-социальной экспертизы. При этом авторы говорят о том, что Министерство труда РФ оценивает целевую группу социальной политики в отношении инвалидов как 40 млн человек, относя к ним все маломобильные группы граждан нашей страны.

Что же выходит? Почти 12 млн инвалидов в России – это 8% от всего населения, при этом это на 20% больше, чем в Германии, если считать приведенный коэффициент, но Германия при определении количества инвалидов учитывает не только официально обратившихся за таким статусом, но и всех людей с функциональным ограничением, а мы – нет! Выходит, государству выгодно не применять международные нормы, отчитываясь о снижении количества инвалидов, иначе с социальной политикой оно не справится совсем.

Доступная среда – это не только пандусы

Кстати, в выдаче статуса инвалида в нашей стране авторы выявили некоторую «региональную особенность».

Например, в ряде республик России удовлетворяется практически 100% обращений на установление инвалидности, тогда как в других – эта цифра меньше.

Авторы предполагают, что это может быть связано с социокультурными особенностями получения дополнительного дохода жителями этих республик – и рекомендуют обратить внимание на такие явные расхождения.

Что касается трудовой занятости инвалидов, то мы видим, что только 16% от их общего числа работают. Еще 16% хотели бы, а все остальные такую возможность даже не рассматривают. Этот момент указывает на несколько проблем.

Первая – отсутствие действительно оборудованных рабочих мест для труда людей с ограниченными возможностями здоровья, и вторая – это неверие, что при наличии инвалидности можно работать и получать доход. Зная уровень зарплат в регионах, можно предположить, что гораздо проще получать пенсию по инвалидности, чем работать там, где нет условий и платят не сильно больше самой пенсии.

И, конечно, не будем забывать о том, что наше общество все еще не готово принимать инвалидов как свою полноценную часть. Сказывается это на всем: на том, как общаются с инвалидами в государственных и муниципальных органах (а люди жалуются на плохое отношение к ним со стороны чиновников) и как мы с вами, здоровые люди, воспринимаем доступную среду.

Мы часто не допускаем мысль, что человек с ментальными или физическими ограничениями может быть не просто примером героического преодоления трудных жизненных ситуаций, но и быть в наших глазах равноценным членом общества, который способен работать.

Здорово, что авторы работы узнали реальные проблемы и ожидания инвалидов по всей стране. От региона к региону люди отмечают невозможность просто выйти из дома, не говоря об отсутствии центров для досуга, приспособленных для их нужд.

Что настоящей инклюзии нет и пока это только лозунги. Что профильные медицинские центры далеки, часто предлагают не то, что нужно конкретному человеку, а то, что есть – совсем низкого качества, как и лекарства, которых постоянно не хватает или на которых экономят. Что настоящая мобильность им только снится.

Посмотрите сами, судя по цифрам, каждый из нас столкнется с болезнью родственника или своей собственной болезнью, так или иначе ограничивающей наши физические возможности. Посмотрите на основные причины инвалидизации населения – это именно болезни: рак, сердечно-сосудистые заболевания, болезни костно-мышечной системы.

Всем хочется быть просто людьми, а не героями

Совсем недавно в наш фонд за помощью обратился Дмитрий. Он написал, что занимается паралимпийским видом спорта – регби на колясках. У его команды большое желание поехать на соревнование в Польшу, но финансирования не хватает, поэтому Дима решил обратиться к нам.

Дмитрий Хамов

Мы недавно открыли программу «Не инвалид», одной из целей которой является помощь людям с ограниченными возможностями здоровья: когда уже ясно, что вылечить нельзя, но можно помочь встроиться в общество.

Программа родилась как естественное продолжение нашей адресной помощи в реабилитации – огромное количество людей попадают в ДТП, десятки тысяч гибнут и получают травмы.

Кто-то нуждается в дорогостоящей реабилитации, и мы помогаем в этом, но часть людей теряют возможность ходить и нуждаются уже совсем в другой помощи. Поэтому мы откликнулись, и я решил встретиться с Димой лично.

10 лет назад автомобиль Дмитрия занесло в повороте и вынесло в стоящее рядом с дорогой дерево. Тяжелая травма головы, длительная реабилитация, Дима так и не смог ходить.

Мы не говорили о тяжелых переживаниях парня, который в 21 год теряет многое, важно то, что есть сейчас.

В 2012 году он приходит в регби на колясках – новый паралимпийский вид спорта для России – и занимается регби до сих пор.

Чтобы расти в спорте, нужно иметь постоянную практику соревнований с равными и более сильными соперниками. Однако сборная России по регби на колясках на 80% состоит из сборной Москвы – у нас в стране конкуренции практически нет.

Государство дает деньги на рейтинговые соревнования, например, на чемпионат Европы.

Но чтобы побеждать в этом турнире, нужно вырасти, а с кем бороться у нас, чтобы стать сильнее? Вот и ездят ребята за свой счет на другие турниры, где встречаются команды высокого уровня, но денег не хватает.

Тренировка

После встречи с Димой я попал на тренировку сборной. Капитан – Валерий Кривов. В 2003 году, когда ему было всего 14 лет, он получил травму «ныряльщика» – как все ребята, Валера ходил купаться и прыгать в воду, и однажды случилось страшное – он сломал шею.

Дальше – другая жизнь, от которой осталось всего 2 друга, остальные отвернулись, ушли. На домашнем обучении он окончил школу и поступил в техникум.

Валерий женился и переехал в Москву уже после травмы, пришел в спорт и стал неоднократным чемпионом России по паралимпийской легкой атлетике, а потом его пригласили в регби, где он и остался.

Сергей Глушаков

Старший тренер сборной Сергей Глушаков – по совместительству и президент Федерации регби на колясках г. Москвы. До ДТП в 2003 году работал в строительстве, занимался реконструкцией аэропортов.

Потом та же история: реабилитация, знакомство с другими ребятами, приход в спорт, из которого уходить уже не хочется – все говорят о том, что спорт меняет сознание инвалида, что он вырастает над собой, своим состоянием и проблемами, которые, тем не менее, остаются.

У Дмитрия нет возможности проживать в московской квартире – в подъезде ступеньки и нет подъемника, потому что по нормам установить его невозможно.

Сам Дима считает, что поставить можно, он видел уже подъемники в таких же подъездах, но, по его мнению, в комиссии сидят люди, далекие от нужд инвалидов, и вопросы рассматривают формально.

Поэтому сейчас Дима живет в Домодедово у своих родителей – ведь сам по ступенькам он подняться не сможет. Власти установили пандус, но съезжать и заезжать без посторонней помощи по нему тоже невозможно.

Активные коляски, на которых люди, не способные ходить, могут передвигаться сами, стоят дорого. По статистике, которая мне известна, среди всех инвалидов на колясках так передвигается ничтожный процент людей. Остальные пользуются тем, что дает государство.

Пример: стоимость обычной коляски – 13 000 рублей. При активном использовании уже в течение первого года она начинает разваливаться и требует постоянного ремонта. Хорошая немецкая стоит 80 000 рублей, а активного типа – от 150 000.

Государство компенсирует только 54 000, то есть ты должен купить коляску сам, а потом тебе вернут часть денег.

Я смотрю на них и не могу отделаться от мысли, что вижу героев. Не люблю это слово, но иначе как героическим преодолением обстоятельств это не назовешь. Мне очень хочется помочь им поехать на соревнования в Польшу, где встретятся команды из разных стран, включая те, с которыми им придется сразиться на Европейском турнире.

И мне очень хочется, чтобы люди могли выбирать, что им делать, даже если нет возможности ходить.

Чтобы из дома мог выйти каждый, чтобы инклюзия была настоящей и пандусы делались не для нас – здоровых, которые, глядя на эти часто бесполезные сооружения, считали бы, что для инвалидов что-то делается, а чтобы по ним действительно можно было съезжать и заезжать.

Чтобы очереди на установку подъемника в подъездах не растягивались на 5 лет, – не должно быть так, что человек не может выйти из дома в течение 5 лет. И чтобы государство смотрело на проблемы и пробелы в работе с инвалидами как на факты, цели и задачи для решения, а не стыдливо прятало реальные цифры за красивой отчетностью.

А пока приходится собирать деньги — вот так, через фонды, чтобы помочь тем, кто уже встал на свой трудный путь, пройти его до конца. Надо только помочь.

Источник: //www.pravmir.ru/na-samom-dele-v-rossii-40-mln-invalidov/

Россия: рынок труда с ограниченными возможностями

Сколько в россии инвалидов

Официальный уровень безработицы среди инвалидов в четыре раза выше общей безработицы в стране и составляет 23,7%. Бизнесу, на который возложена обязанность их трудоустраивать, проще платить небольшие штрафы и избегать необходимости оборудовать рабочие места и обеспечивать льготы, которые положены людям с ограниченными возможностями.

Однако с 2019 года штрафы могут вырасти в десятки раз, и станут для предпринимателей намного более ощутимы. Не исключено, что это окажет положительное влияние на трудоустройство инвалидов, которым пока что сложно найти подходящую работу.

Как выглядит рынок труда

В России 12 миллионов 111 тысяч инвалидов, по данным Росстата на 1 января 2018 года. Из них официально работают 13,6%.

За два года количество трудоустроенных инвалидов сократилось почти на 1 миллион человек: в 2016 году их насчитывалось 2,5 миллиона (20% общего числа).

Как сказано в примечании Росстата, это, с одной стороны, связано со вступлением в силу федерального закона № 385, предусматривающего снижение и последующий отказ от индексации пенсий.

С другой стороны, сокращение объясняется изменением методики подсчета работающих инвалидов (с 2018 года трудоустроенными считаются только совершеннолетние, проработавшие уже не более месяца, а более четырех месяцев в году).

Другими словами, часть инвалидов, по-видимому, ушли в тень, отказавшись от официального трудоустройства из-за смутной пенсионной перспективы. Дело в том, что в России инвалидам платят пенсию по инвалидности независимо от достижения пенсионного возраста. То есть инвалиды, не зависимо от возраста, могут работать и одновременно получать и зарплату, и пенсию.

По данным Росстата, в 2017 году уровень безработицы среди инвалидов трудоспособного возраста составил 23,7%, при этом в целом по стране — лишь 5,4%. По сравнению с предыдущими годами, уровень безработицы немного вырос (с 22,3% в 2015 году).

В прошлом году 167 тысяч человек с ограниченными возможностями обратились в службы занятости для поиска работы, из которых только половина смогли трудоустроиться.

При этом инвалидов, которые хотят работать, намного больше, но лишь 18,7% из них обращаются в службы занятости.

Что мешает инвалидам работать

Инвалидам не просто трудоустроиться, и тем более найти хорошо оплачиваемую работу. Об этом косвенно свидетельствуют данные опроса, проведенного Росстатом в 2016 году (более свежие данные отсутствуют).

Из него следует, что 68,7% людей с ограниченными возможностями были не вполне удовлетворены или совсем не довольны уровнем зарплаты.

Хотя ради справедливости стоит отметить, что среди всего населения таких не намного меньше — 62,2%.

Росстат не ведет отдельную статистику зарплат инвалидов. В 2016 году средняя зарплата инвалидов была в три раза ниже, чем средняя заработная плата в субъекте РФ, следует из данных организации «Общероссийский народный фронт» (ОНФ).

«Рабочие места, предлагаемые инвалидам, во многих случаях являются недостаточно качественными и низкопроизводительными: недостаточно оборудованы, малокомфортны, а оплата труда — низкая», — сказал председатель правления Национального центра проблем инвалидности Александр Лысенко.

Почему инвалидов не берут на работу

Сложности с трудоустройством инвалидов во многом связаны с опасениями работодателей: они не хотят тратить дополнительные средства и усилия для взаимодействия с ними.

По данным опроса рекрутингового агентства HeadHunter, проведенного в 2016 году (более поздних опросов нет), 50% руководителей компаний беспокоит необходимость оборудования специальных рабочих мест при трудоустройстве инвалидов. Кроме того, 43% опрошенных пугают сложности с увольнением таких работников.

А 29% работодателей считают, что проблемы со здоровьем мешают трудовому процессу. Только 13% руководителей заявили, что их ничего не смущает при работе с людьми с ограниченными возможностями.Forbes20.08.2013Обозреватель19.03.2017Die Welt03.07.2013La Vanguardia17.06.2013

Прием на работу инвалидов в России рассматривается скорее как благотворительность, нежели привычный процесс.

По данным HeadHunter, около 75% крупных компаний имеет в штате сотрудников с ограниченными возможностями здоровья и только 14% компаний размером до 50 человек принимают на работу людей с инвалидностью.

Это объясняется тем, что у крупных компаний больше ресурсов, позволяющих оборудовать рабочие места, создавать программы поддержки и адаптации, считают рекрутеры.

Тем не менее, есть примеры небольших компаний, в которых большинство сотрудников — инвалиды. Но, как правило, такие фирмы появляются благодаря личной позиции учредителей, которые изначально рассматривают создание предприятия как социально направленный бизнес.

К примеру, петербургский предприниматель Анатолий Мовшович создал проект «Мир на ощупь», в рамках которого слепые в полной темноте проводят для зрячих посетителей экскурсии, учат готовить блюда и организуют свидания.

По словам бизнесмена, проект направлен не только на получение новых ощущений, но и помогает посетителям понять, как живут слепые.

Проект самоокупается, но бывают убыточные периоды, и если бы не основной бизнес Мовшовича (организация праздников), «Мир на ощупь» вряд ли выжил бы.

Как бизнес избегает инвалидов

Большинство компаний берет на работу инвалидов для выполнения требований законодательства — так ответили 63% опрошенных HeadHunter работодателей.

Закон «О социальной защите инвалидов в РФ» обязует все предприятия с численностью сотрудников больше 35 человек создавать рабочие места для инвалидов.

Квота составляет до 3% рабочих мест для предприятий численностью 35-100 человек и 2-4% для компаний численностью больше 100 человек. Точные пределы квот устанавливают региональные законы.

Создание рабочего места между тем не всегда влечет за собой трудоустройство инвалида. Насколько известно Eurasianet.org, место может быть создано на бумаге, и при этом вечно оставаться вакантным. Формально предприятие закон выполнило, но ситуацию с трудоустройством инвалидов не изменило.

Возможно, этим объясняется, почему в России до сих пор многие инвалиды не могут найти работу, в то время как на подведомственном Роструду сайте «Работа в России» опубликовано в рамках квотирования 42 тысячи вакансий на 79 тысяч рабочих мест. По данным Роструда, на квотируемые для инвалидов рабочие места в 2017 году устроено всего 7,7 тысячи человек.

Компании обязаны ежемесячно представлять в центры занятости населения информацию о выполнении квоты.

Статистики, сколько компаний создают рабочих мест по квотам, не ведется, также отсутствует строгий контроль за соблюдением этой меры (сейчас это возложено на территориальные центры занятости, которые не являются надзорным органом). Штрафы за отсутствие рабочих мест по квотам небольшие — всего 5-10 тысяч рублей.

Поэтому работодателю выгоднее заплатить штраф, чем возиться с инвалидами. Тем более, что люди с ограниченными возможностями не только нуждаются в оборудовании рабочего пространства, но и имеют льготы по сравнению с остальными работниками.

Например, сокращенную продолжительность рабочего времени — не более 35 часов в неделю при сохранении полной оплаты труда (для всех остальных Трудовой кодекс устанавливает 40-часовую рабочую неделю).

А кроме оплачиваемого отпуска сроком не менее 30 календарных дней, который инвалид может взять в любое время независимо от графика, он имеет право на отпуск без сохранения зарплаты до 60 дней в году. Инвалидов запрещено привлекать к ночному и сверхурочному труду без их письменного согласия.

Штрафы могут вырасти

В стадии обсуждений в Госдуме находится законопроект, подготовленный Минтрудом, который ужесточает ответственность бизнеса за невыполнение обязательств по трудоустройству инвалидов.

Если рабочие места не созданы или работодатель отказывается принимать на работу инвалида в рамках квоты, штраф составит для должностных лиц от 10 тыс до 50 тыс рублей, для юридических лиц — от 100 тыс до 500 тыс рублей.

Если же место создано, но вакантно, предлагается взимать компенсационную выплату в фонд содействия трудоустройству инвалидов в размере не менее 7,8 тысячи рублей в месяц. Если законопроект примут, то он заработает с 1 января 2019 года.

Тогда избегать трудоустройства инвалидов бизнесу станет сложнее и менее выгодно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: //inosmi.ru/politic/20180808/242936503.html

Итоги года: социальная защита инвалидов

Сколько в россии инвалидов

Федеральный реестр инвалидов

Федеральная государственная информационная система «Федеральный реестр инвалидов» введена в эксплуатацию с 1 января 2017 года.

По состоянию на 1 ноября 2018 года, по данным Федерального реестра инвалидов, в Российской Федерации насчитывается 12 млн инвалидов, в том числе 665,7 тыс. детей-инвалидов.

В Реестре для каждого инвалида предоставлен доступ к «личному кабинету», в котором отражается информация обо всех денежных выплатах и других мерах социальной поддержки инвалида, о ходе реализации его индивидуальной программы реабилитации или абилитации.

Через «личный кабинет» можно получить государственные услуги в электронной форме, оставить отзыв об их качестве и при необходимости подать жалобу.

Реестр интегрирован с базой вакансий «Работа в России», что помогает информировать инвалидов о специальных категориях вакансий.

Реестр позволяет осуществлять в Российской Федерации сбор надлежащей информации об инвалидах с целью выработки в отношении них эффективных государственных мер. Также он повышает информированность самих инвалидов о доступных для них государственных услугах и мерах социальной защиты (поддержки).

Благодаря работе Реестра сведения из документов, выдаваемых учреждениями медико-социальной экспертизы, теперь могут быть запрошены для предоставления государственных и муниципальных услуг из указанной информационной системы в порядке межведомственного взаимодействия, и предоставления документа в бумажном виде самим инвалидом уже не требуется.

Сведения из Реестра используются Пенсионным фондом России при назначении пенсии и выплат. В дальнейшем планируется распространить такую практику и на другие услуги, в связи с чем в ноябре 2018 года Правительство России внесло в Госдуму России соответствующий проект федерального закона (подготовлен Минтрудом России). 

Реализация государственной программы Российской Федерации «Доступная среда» на 2011-2020 годы

В рамках реализации Госпрограммы «Доступная среда» субъектам Российской Федерации предоставляются субсидии из федерального бюджета на мероприятия по:

  • обеспечению доступности приоритетных объектов и услуг в приоритетных сферах жизнедеятельности инвалидов и других маломобильных групп населения (субсидия по линии Минтруда России) – с 2013 года по 2018 год;
  • созданию в дошкольных образовательных, общеобразовательных организациях, организациях дополнительного образования детей (в том числе в организациях, осуществляющих образовательную деятельность по адаптированным основным общеобразовательным программам) условий для получения детьми-инвалидами качественного образования (субсидия по линии Минобрнауки России) – с 2011 года по 2020 год;
  • поддержке учреждений спортивной направленности по адаптивной физической культуре и спорту; закупаются оборудование, инвентарь и экипировка, компьютерная и орг техника, транспортные средства для оснащения указанных учреждений (субсидия по линии Минспорта России) –   с 2011 года по 2020 год.

За период реализации Госпрограммы в рамках субсидий регионам:

  • по линии Минтруда России дооборудовано 21,15 тыс. приоритетных объектов, что составляет 57,7 % от общего их количества (около 36,6 тыс.). К концу 2018 года запланировано обеспечить доступность около 23,5 тыс. приоритетных объекта, что составляет 64,2 % от общего количества приоритетных объектов (около 36,6 тыс.).
  • по линии Минобрнауки России (Минпросвещения России) количество школ, в которых обучаются дети-инвалиды, увеличилось в 4,8 раза – с 2 000 в 2011 году до 9 676 (22,4 %) к концу 2017 года. Общее количество дошкольных образовательных организаций, в которых с 2016 года создана универсальная безбарьерная среда на конец 2017 года составляет 7 079 (17,1 %).

Из федерального бюджета субъектам РФ на реализацию мероприятий региональных программ по формированию системы комплексной реабилитации и абилитации инвалидов, в том числе детей-инвалидов, предусмотрена субсидия за счет федеральных средств на 2019 году в объеме 503 млн рублей. Субсидия будет предоставляться 18 субъектам РФ, прошедшим отбор на Координационном совете по контролю за реализацией Госпрограммы. 

Трудоустройство инвалидов и сопровождаемая занятость

В настоящее время стабильную работу (работают не менее четырех месяцев в году) имеют 28 % инвалидов трудоспособного возраста. Принимаемые меры рассчитаны, как минимум, на увеличение их доли до 50 % к 2025 году.

По данным регионов, численность инвалидов, трудоустроенных при посредничестве органов службы занятости, за январь – сентябрь 2018 года составила 62,75 тыс. человек, что на 1,8 тыс.

человек или на 2,9 % больше, чем за соответствующий период 2017 года (согласно данных ежемесячного мониторинга). Из числа трудоустроенных инвалидов на постоянные рабочие места трудоустроено 37,8 тыс. человек или 60,19 % от общего количества трудоустроенных.

Уровень трудоустройства инвалидов за 9 месяцев 2018 года вырос на 4,98 % по сравнению с аналогичным периодом 2017 года.

В 2017 году Правительством России утвержден план мероприятий по повышению уровня занятости инвалидов на 2017-2020 годы.

Основные направления плана мероприятий предусматривают: совершенствование механизма контроля за трудоустройством инвалидов на квотируемые рабочие места; повышение эффективности работы органов службы занятости; создание условий для расширения возможностей трудоустройства инвалидов.

С 2017 года субъекты РФ приступили к реализации региональных программ сопровождения инвалидов молодого возраста при трудоустройстве. В 2018 году количество субъектов в которых реализуются такие программы составило 80, остальные пять регионов планируют принять их до конца года.

С 1 января 2019 года вступает в силу Федеральный закон от 29 декабря 2017 года № 476-ФЗ, которым установлена новая государственная услуга – сопровождение при содействии занятости инвалидов, а также определен механизм ее реализации.

При этом предусмотрено функциональное взаимодействие органов занятости, учреждений медико-социальной экспертизы, волонтерских организаций, работодателей и наставников. На консолидацию усилий всего общества в содействии трудоустройству инвалидов направлена ведущаяся сейчас подготовка предложений по преобразованию механизма квотирования для них рабочих мест. 

Технические средства реабилитации и услуги

Впервые за многие годы в 2018 году расширен федеральный перечень реабилитационных средств. В него включены брайлевский дисплей и программное обеспечение экранного доступа – необходимые условия коммуникации для инвалидов по зрению.

Для инвалидов с одновременным нарушением слуха и зрения (слепоглухих) с этого года был установлен повышенный объем бесплатно предоставляемых им услуг тифлосурдоперевода. С учетом степени нарушения он может достигать до 240 часов в год.

Кроме того, на получение реабилитационных средств, не вошедших в федеральный перечень, можно использовать материнский капитал.

Для обеспечения инвалиду возможности избрать наиболее подходящее ему средство реабилитации с 2020 года в соответствии с поручением Президента России планируется введение еще одного механизма – электронного сертификата. 

Медико-социальная экспертиза

В 2018 году расширен перечень заболеваний, при которых инвалидность устанавливается при первом обращении бессрочно, а детям – до достижения совершеннолетия.

Определены случаи прохождения заочного освидетельствования. Упрощена процедура внесения изменений в программы реабилитации без пересмотра группы инвалидности или срока ее установления.

Обмен документацией между медицинскими организациями и учреждениями МСЭ уже осуществляется без участия инвалидов. В дальнейшем это будет осуществляться в электронном формате.

Эти меры позволили сделать установление инвалидности более удобным для 3 млн человек, ежегодно получающих услуги по медико-социальной экспертизе.

Работа по совершенствованию МСЭ будет продолжаться.

Источник: //rosmintrud.ru/social/80

Адвокат Большаков
Добавить комментарий